Мир Двойника

        Если бы можно было описать мир Двойника или видение энергии, уже нашелся бы умник. Сценариев и вариантов сочетаний жизни и смерти столько, сколько звезд под солнцем! Даже мирок фантомов столь разнообразен, что каждая пылинка это целый мир. В Двойник от Личности уходит то, что ему годится, а именно – то, что не умирает – структурированное, интегрированное свечение Осознания именно. Двойник это острие Духа. Двойник входит в человека Осознанием не сразу, а лет в 21-35, иногда вообще не входит. Он как бы сеет семена вначале, затем прореживает всходы и лишь затем вносит удобрения. Когда фокус внимания входит в человека – он на время становится последним и главным из рода. Острие Духа, как эстафетная палочка. Если кто не может нести ее – передает следующему – своему отпрыску, плохо лишь то, что в последнее время передача палочек стала самоцелью.

        Жизнь и Смерть для Осознания лишь условность, как сон и просыпание. Например, человек может своей волей пронести обещание через Смерть и выполнить его в следующей жизни. Обещания Силы всегда выполняются. Вы можете выполнить намерение и после Смерти, если это действительно важно. Но не стоит оставлять долги на посмертие. Сделать проще и лучше здесь, на то и жизнь. Не разбрасывай камни! ДХ описывал способы прощания Воина. Это важно! Тот, кто уходит в третье внимание – никогда не вернется, как Личность. Слишком другой масштаб. Тот, кто уходит во второе внимание может вернуться, но вспомнит ли он свое обещание – это вопрос. В одну реку нельзя войти дважды. Все изменяется, и нет ничего идентичного другому. Сам предмет тут же не есть он сам. То же касается всего.

        Говорить о времени меж воплощениями некорректно, потому что  разные типы Осознания представляют собой отдельные потоки  времени разных масштабов. Нередко воплощения накладываются в  одном времени – несколько центров Осознания.

        Двойник говорит с нами, это факт. Двойник, как правило, говорит без слов,  Слова нужны только для воздействия на Личность извне, со стороны, а это уже относится к эгрегорам, нагуалю, 2 вниманию и прочей мистике. Отличить просто. Человек, слышащий слова в голове, задает себе вопрос – кто это говорит? Человек, внимающий безмолвному знанию, безмолвно знает: это говорит безмолвное знание!

        Сущность как дерево – Двойник – ветки, Личность – листья или цветы. Любая почка может быть или листьевой или плодовой – это заложено еще при образовании ее, но если подстричь дерево, то многое изменится – образуются новые почки, цветовые станут листьевыми и наоборот. Все решено, но ничего не закончено. Человек сам определяет часть того, что представляет из себя – это и есть личностная свобода выбора.

        Человек, всю жизнь живущий в уме, есть Фантом. Отождествляя себя с умом, после смерти (распада Личностного Осознания) он не имеет продолжения. Человек-Личность, имеющий при жизни опору на Двойник, так сказать, живущий Душой, будет ощущать себя в пропорции Осознания Двойника.

        Люди, запутавшиеся в сетях Кармы, отчаиваются, видя лишь два выхода: самоубийство и безразличие. Делать вид, что тебе все равно, когда это не так, бессмысленно, ведь Вы все-таки живете для себя, а не для других, и обмануть себя здесь не получится. Так для кого тогда делать вид? Самоубийство тоже не выход, как иногда некоторые думают. Взвешиваем все на весах ЛС. Если польза по ЛС от одного поступка превышает пользу по ЛС другого, то выбираем, где ЛС получится больше или затратится меньше, это очевидно. Человеку вначале не дано знать, где ЛС, и где Карма, потому и придумали законы да правила, а все равно все по карме выходит. Вот кто-то подумает: у меня нет хулы на Духа святого, пойду застрелюсь-повешусь? Но нет – не учел он, что  самоубийство само по себе есть хула, ибо Дух вложил то, что надобно вернуть. Образуется долг, погасить который при жизни можно, но самоубийца не жив, и не может его погасить. Вечность может он скитаться в пустоте пока что-то или кто-то не использует его и тем самым не искупит часть долга. Хотя бы в части возможности родиться вновь.

        Хула на равного не простится тебе ни в этой жизни, ни в следующей. Хула на святого Духа не простится до скончания времен. Сознательное намерение разрыва вертикальной связи с Высшим, ради образования горизонтальных связей, образует последствия, которые не искупаются до конца времен, то есть никогда. Но это не наказание. Просто ресурсы, накопленные Двойником меньше, чем необходимо на развязывание такой Кармы. Если такой Двойник идет на воплощение – получается аборт или выкидыш или мертворожденный. Или калека от рождения. То есть существо, заведомо не обладающее шансом.

***

Солнце, уйдя на покой, сорвет покрывало дня,
Я снова на поле боя и скоро не будет меня.
Как будто бы легче дышать: видно в небе открылось окно.
Пусть Вам меня не понять, мне на это уже наплевать,
Уже все равно.
Наступила холодная ночь и, наверное, скоро зима.
Я проснусь в одном из семи своих снов, в том, котором меньше дерьма.
Какая разница, в каком сне я буду делать то, что и делал всегда,
Когда есть выбор, почему не узнать, что шепчет неземная вода?
Эй, ты, неземная вода, я надеюсь, что ты простишь мою смелость.
Если все так несчастны, тогда ответь, что мне делать?
И вот мы все тяжело больны на поле боя с самими собой,
Я поднял голову: кругом кровь и вороны кружат над моей  головой,
А над ними - черно-небесный покой и долгая дорога домой,
И моя рана не так глубока - да, я остался живой.
А насколько хватает глаз, я вижу оскал перекошенных лиц.
Кто еще утром мечтал о Тебе, тот теперь стал кормом для птиц.
Я только что оттуда - сюда, я мог остаться там навсегда.
Эй, дай глоток воды, неземная вода.
Ты ответь мне “нет” или “да”: уж который год я стою не у дела,
Покажи мне путь в никуда, помоги мне, эх, здесь все надоело.
Я устал повторять: “В чем беда? Почему птица счастья от нас  улетела?”
Если мы так виноваты тогда - утопи нас, Эх, надоело.

Э.С.

***

Если б каменный уголь умел говорить, он не стал бы вести беседы с тобой.
И каррарский мрамор не стал бы смотреть тебе вслед.
Но ты занят войной, ты стреляешь на тысячу верст и тысячу лет.
И я ничего не отвечу, когда меня спросят, как продолжается бой.
В эротических снах молодого дворника ты будешь пойман в плен,
И надменные девы привяжут тебя к столбу,
Они коронуют тебя цветами, и с песнями бросятся прочь,
На бегу забывая самое имя твое, и никто никогда не вспомнит здесь о тебе.
И когда наступит День Серебра, и кристалл хрусталя будет чист,
И тот, кто бежал, найдет, наконец, покой,
Ты встанешь из недр земли, исцеленный, не зная, кто ты такой.
Я хотел бы быть рядом, когда всадник протянет тебе еще нетронутый лист.

Б.Г.